Сноб

25 подписчиков

Свежие комментарии

  • Марина Фролова
    Господа"снобы", а что вы предлагаете? не кричать "всепропалопутинвиноват" , а сделать? Власть предлагает вакцину.Бесп...Они умерли. Почем...
  • Olga Chuhutina
    Нормальным людям надоели эти уроды.Война с Моргенште...
  • Л
    Что-то не слышал, чтобы хоть одно слово было сказано за человека попавшего тюрьму на границей России. А вот кто высту...Станет больше пыт...

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах

В понедельник, 29 ноября, «Сноб» уже в десятый раз будет вручать премию «Сделано в России». В этом году у премии новая номинация — «Пульт от свободного времени», в которой представлены самые интересные проекты ключевых российских видеосервисов. Абсолютным рекордсменом лонг-листа, кандидатов в который предлагали наши читатели, стал Start — сразу четыре сериала, один из которых, «Медиатор», вошел и в короткий список номинантов. С продюсером и шоураннером видеосервиса Start Ириной Сосновой накануне премии Ренат Давлетгильдеев поговорил о том, почему она больше никогда не будет снимать кино про маньяков и политику

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах
Ирина Сосновая Фото: Владимир Яроцкий

Сквозь панорамные окна офиса Start открывается вид на половину Москвы. Мигают огнями высотки Сити, министерские кортежи подъезжают к Дому правительства, забитые электрички — к перронам Киевского вокзала. Чем не финальный кадр сериала о покорении столицы, основанного на реальной жизни? 

К моменту запуска видеосервиса Start, в 2017 году, на счету Ирины Сосновой были документальные фильмы с Алексеем Пивоваровым и Вадимом Глускером, пара «ТЭФИ» и «Ника», опыт работы одним из топ-менеджеров СТС-Медиа. Но уже тогда, четыре года назад, становилось понятно, что на смену традиционному телевидению приходит эпоха видеосервисов.

Создать русский HBO — почему бы нет?

Сегодня Ирина Сосновая — один из самых известных шоураннеров России, а зрители — во многом и ее усилиями тоже — наконец-то выучили это слово. Это она стоит за тремя сезонами «Содержанок», сформулировавших, почему аудитории нужно купить подписку на видеосервис. Секс — но не потому что это провокативно, а потому что это важно. Мат — но не для того, чтобы шокировать, а потому что мы так говорим. Актуальная повестка — но не для хайпа, а потому что сериалы сейчас стали новыми медиа. Проекты Start первыми показали на экране жизнь в ее полном объеме и без стеснительных интонаций. Жизнь, в свою очередь, ответила высокими просмотрами и продажами прав по всему миру.


Ɔ. В этом году мы отказались от номинации «Кино» и награждаем онлайн-платформы, которые переживают какой-то невероятный бум. Правда, некоторые считают это не бумом, а пузырем.

Пусть будет бум. Правда, начался он, конечно, не в этом году. За 2020 год Start продемонстрировал самый высокий рост на рынке — выручка видеосервиса увеличилась на 172%, при этом в целом индустрия подросла на 66%. Это гигантский взлет, который происходил бы и без коронавируса — просто потому, что смотреть контент в онлайн-кинотеатрах удобно. Да, ковид посадил нас всех по домам и стал катализатором этого роста. Но в первую очередь он связан все же с развитием индустрии и огромной конкуренцией, которая нас всех сильно подстегивает. Ни в одной стране нет такого количества онлайн-платформ со столь мощным и разнообразным выбором контента. Сам посуди, в России сейчас около 20 площадок, ежедневно борющихся друг с другом за зрителя. В результате сегодня и жанровое, и артхаусное, и документальное кино уходят в онлайн, так же как и качественные, оригинальные сериалы. 

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах
Ирина Сосновая и Ренат Давлетгильдеев Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. Но ведь и количество зрителей ограничено. В какой-то момент банально не останется новой аудитории. Тех, кого еще предстоит заманить на платформы.
 

Мы боремся за разных зрителей — и за тех, кто уже привык платить за продукт в интернете, и за тех, кто по-прежнему предпочитает пиратский контент. Тут все онлайн-кинотеатры не конкуренты, а скорее союзники, потому что нам надо мотивировать людей смотреть сериалы и фильмы легально. Уже сегодня в России есть довольно весомая часть аудитории, привыкшая платить. Это постепенно становится чем-то само собой разумеющимся. Хорошим тоном. У нас даже есть несколько проектов, которые целиком окупились только за счет подписок на платформу, например «Содержанки». До этого таких примеров не было, банально не хватало достаточного объема аудитории.

А новую аудиторию мы продолжаем привлекать уникальными историями, которые она больше нигде не увидит. Наша задача — придумывать такие сюжеты, снимать сериалы, которые нельзя не посмотреть, потому что тебе в таком случае нечего будет обсуждать с друзьями. Мы стараемся создавать не просто проекты, а события. Про «Содержанок» говорили на вечеринках, в барах и спальнях. И так должно быть с каждым сериалом или фильмом. Делать это становится все сложнее, потому что ровно такая задача стоит перед большинством площадок. Мы идем в актуальные и дискуссионные темы, стараемся поймать тренды, запасть в душу и пощекотать нервы. Показать таких героев, с которыми не получится не ассоциировать себя и свои проблемы. Мир глобален, сериалов сотни. У каждого из нас есть возможность выключить Start и включить Netflix. Но что отличает русский сериал? Это персонажи и события, которые по-настоящему близки зрителю. Поэтому наша задача — делать продукт международного уровня, но актуальный для России. Знаешь, не так давно в киноиндустрии появилось понятие «глокал» — проект глобального уровня и качества, но на локальную тему. Все крупные глобальные игроки охотятся за такими историями. Нашумевшие проекты «Бумажный дом» или «Игра в кальмара» — яркие примеры этого тренда.

Мы тоже смотрим в эту сторону. В «Содержанках», кроме провокации, юмора, и нарочного заигрывания с порочным в зрителе, зашито много социальных проблем, характерных именно для России. Или взять нашу новую франшизу — сериал «Контейнер» про суррогатное материнство. Это невероятно сложная тема. Многие просто не понимают, что это такое, и заранее осуждают. И одна из наших ключевых задач — в том числе снимать стигму с подобных тем. Не бояться рассуждать о том, о чем человек даже сам с собой подчас стесняется заговорить. И таких примеров много. В «Хорошем человеке» мы рассказывали о природе насилия, которое подчас становится обычным и будничным, на фоне истории ангарского маньяка, самого страшного маньяка в России. В новом сериале Натальи Мещаниновой с рабочим названием «Алиса» мы показываем историю девочки, которая теряет зрение и очень быстро и сложно взрослеет. Мне кажется, очень важно открыто говорить с аудиторией про проблемы взросления, про отношения с родителями, про поиск себя.

Когда тема интересна, когда ты умело перекладываешь ее на актуальную социальную повестку, то и получается продукт, который затрагивает как локальную аудиторию — потому что он про нас, про наш культурный код, — так и глобальную аудиторию — потому что мы все люди и наши проблемы универсальны. И когда проект сделан качественно, он, как правило, вызывает интерес у международных игроков. Мы же были первой в России платформой, которая продала проекты главным мировым игрокам. Netflix купил наш сериал «Лучше чем люди», а Amazon — «Содержанок». И я уверена, что это только начало пути.

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах
Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. А насколько безопасно для массового видеосервиса привлекать таких артхаусных режиссеров, как Наталья Мещанинова? Далеко не все зрители готовы к ее киноязыку.

Все-таки Наташа не артхаусный режиссер. Ее фильмы — это скорее арт-мейнстрим, если уж придумывать для них эту рамку и подбирать общее слово. Мне кажется, Наташа, как мало кто другой, умеет тонко и глубоко сформулировать актуальную проблему для широкой аудитории. Например, сериал «Шторм», который она писала как сценарист для Бориса Хлебникова, — это же удивительный пример того, как можно простым языком говорить о сложных вещах, рассуждать о многозначительном: выборе, дружбе, любви. С момента выхода «Шторма» на Start мы искали проект, который бы заинтересовал Наташу как сценариста и режиссера. Очень хотелось снова с ней поработать. 

Когда у Наташи вышла книга с рассказами про детство, стало понятно, что ей надо предложить что-то про подростков: показалось, что в этой теме есть что-то для нее важное, пока не до конца отрефлексированное. И когда мы нашли и предложили ей историю про теряющую зрение девочку, Наташа не смогла нам отказать. Получить такого режиссера и сделать с ним проект — большое счастье. Задача продюсера в таких историях — дать все возможности для творчества и не мешать, просто поддерживать там, где это необходимо.


Ɔ. Сегодня пространство видеосервисов — редкая для России территория, более-менее свободная от цензуры. Есть ли какие-то запретные темы и территории, на которые вы не заходите?

Безусловно меня как продюсера очень беспокоят новости о том, что Роскомнадзор введения запретов для онлайн-кинотеатров. Любые ограничения можно трактовать абсурдным образом, и я с ужасом думаю о том, что такой закон будет означать для индустрии. Точно ничего хорошего.

Пока же, лично для меня, цензура связана скорее с тем, хочу ли я браться за ту или иную тему. Когда ты начинаешь продюсировать сериал, то отчетливо понимаешь, что это минимум два года твоей жизни. Ты пишешь, подбираешь команду, снимаешь, монтируешь, выстраиваешь маркетинг. И в самый первый день, находясь в начальной точке выбора, крайне важно задать себе вопрос: а хочешь ли ты два года жизни провести внутри этой темы? Я почувствовала это, когда мы снимали «Хорошего человека». Это было невыносимо сложное погружение в мир жестокости, насилия, бытового зла, патриархального отношения к женщинам. Хочется ли мне кормить этого демона? Нет. И сегодня я понимаю, что про маньяков точно снимать больше не готова. Это достаточно тяжело. И мне — точно хватит.

А еще я десять лет была журналистом и больше совершенно не хочу заниматься политикой — ровно поэтому не пойду в политические сериалы.

Честно скажу, пока что я не замечаю, что какие-то темы нам навязывают или мы не имеем права за них браться. В России чувствительна тема религии, но мы идем и в нее. Мы сами формируем нашу контентную политику, нам важно быть актуальными для аудитории. И быть прибыльными. Это плюсы независимости. Мы единственная платформа, изначально созданная опытными продюсерами, у которых была мечта делать контент для собственной площадки. Поэтому и темы мы определяем для себя сами. А цензура — она ведь, ты это прекрасно знаешь, скорее в головах. 

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах
Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. Кстати, давай поговорим о том, кто стоит у истоков цензуры на телевидении. Генеральный директор Первого канала Константин Эрнст на днях скорую смерть онлайн-платформ. И заявил, что рынок перенасыщен. Ты согласна с ним?

Сегодня совершенно неблагодарное дело заниматься футурологией, потому что два года назад ты мог делать прогнозы, а сейчас мы бы все над ними посмеялись. Есть ощущение, что будет консолидация площадок. Закрытая статистика нам говорит, что житель большого города России может позволить себе максимум две подписки. А платформ двадцать две. Вот и делай выводы.

У нас довольно четкое позиционирование на фоне всех остальных видеосервисов. Посмотрим, чья стратегия сработает. Наша заключается в том, чтобы создавать топовые оригинальные сериалы, быть лучшими в каждом жанре. Быть не супермаркетом контента, а бутиком с эксклюзивным предложением.

Еще одна наша стратегия заключается в том, чтобы открывать новые лица. Гигантская проблема российской индустрии — все снимают одних и тех же. Актеры добиваются определенной популярности, появляются в одном хорошем сериале или фильме. И продюсеры тут же пытаются повторить этот успех и снять их везде. И это очень плохо сказывается на карьере этих артистов. Аудитория начинает уставать от одних и тех же лиц. Но в тот короткий звездный час у актеров нет ни одного выходного дня. На съемки проекта он приезжает уставший, забывает текст, его задача в этот момент не уснуть на площадке, а не круто сыграть. Он понимает, смотря на коллег, что его век недолог, что сейчас он на пике популярности и надо заработать все деньги мира, потому что потом случится обвал. И он, конечно же, случается. Артиста, который засветился везде и перестал выдерживать темп, перестают снимать. Поэтому важно правильно выстраивать карьеру. Точно и осознанно подбирать проекты, чтобы роли были разные, чтобы оставалась энергия сделать проект хорошо. Мы планируем сформировать собственный пул артистов агентства StarTalent — и молодых, и состоявшихся, в которых видим перспективу, и которым будем предлагать проекты нашей студии и представлять их интересы в индустрии.

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах
Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. Какие артисты стали открытием Start?

В «Содержанках» было много таких открытий. Это и Сабина Ахмедова, которая в проекте не только прекрасно играет, но и блестяще поет, и Владимир Мишуков, который до сериала снимался в артхаусном кино и не был знаком широкой аудитории, а теперь с ним невозможно выйти на улицу: его бесконечно атакуют поклонницы. В проектах «Новенький» и «Вампиры средней полосы» раскрылся Глеб Калюжный. Уверена, у него впереди невероятная карьера. Мы уже снимаем с ним несколько новых проектов для Start. 

Мы готовим для индустрии еще много таких открытий. Запускаем линейку молодежных сериалов, в которых откроем новых артистов, молодых и перспективных. А еще мы даем возможность актерам — гениям эпизодов и вторых ролей показать себя в главной роли. Например, Андрей Бурковский — у него были прекрасные работы в проектах «Звоните Ди Каприо», «Доктор Лиза», но все же это были персонажи второго плана, хоть и важные. В «Медиаторе» у него 80–90% экранного времени, огромные монологи, он многоликий трикстер. Из актера второго плана он стал звездой первой величины. Здорово, что такие карьерные скачки происходят благодаря онлайн-кинотеатрам.

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах
Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. А какой продукт тебе кажется более личным — «Содержанки» или «Медиатор»?

Ну это все равно что у матери спросить, какого ребенка она любит больше — младшего или старшего. Я очень люблю «Содержанок». Этот проект и для Start, и для всей индустрии стал знаковым. Я очень благодарна Константину Богомолову, Дарье Жук, Юрию Павловичу Морозу и Дарье Мороз — всем артистам и соавторам, которые участвовали в нем. Но за это время было сделано большое количество других сериалов, и мне не хочется ассоциироваться только с «Содержанками». Был «Шторм», «Хороший человек», «Медиатор». И впереди еще много всего. Когда я считаю проекты, запланированные на ближайшие пару лет, мне становится страшно от этой цифры.


Ɔ. А с кем из режиссеров ты бы хотела поработать?

Мы до утра с тобой просидим, если я начну перечислять всех. Зарубежных очень много — от классиков, таких как Педро Альмодовар, до более хулиганских вроде Тайки Вайтити. Называть всех не буду, но верю, что если мечтать амбициозно, то это может случиться. Но и российские есть: один из них — Владимир Мирзоев, мы работаем сейчас с ним над одним проектом. Хочу снова поработать с Борисом Хлебниковым. С ним и интересно, и комфортно — это редкое сочетание. С большим удовольствием сделала бы что-то с Ильей Найшуллером, но для этого, кажется, нужно отстоять в длинной очереди. Для меня важно, чтобы в режиссере была самоирония и ироничное отношение к миру и нашей индустрии. Если с этим все в порядке, мы точно сработаемся.

«Хочется ли мне кормить этого демона? Нет». Продюсер и шоураннер Start Ирина Сосновая — о феномене «Содержанок» и цензуре в головах
Фото: Владимир Яроцкий


Ɔ. Хочу закончить на моей любимой теме — саундтреки. По сериалам Ирины Сосновой, мне кажется, должен быть составлен отдельный плейлист. То, что ты делаешь с музыкой, — это что-то невероятное. Я знаю артистов, которые взлетели после того, как их песни попали в твои проекты.

Да, музыка в кино — это моя страсть. Коллеги в шутку называют меня «хитолов». Когда я прихожу к нашему музыкальному продюсеру Ване Канаеву в его студию раскладывать музыку, хоть мы сидим по три-четыре часа над каждой серией, я ухожу оттуда такая заряженная, будто проспала двенадцать часов. Если ты находишь в жизни такую работу, то ты и не работаешь как будто.

Как только проект рождается, я начинаю думать над музыкальным сопровождением. Я меломан, бесконечно «шазамлю» в кино, ресторанах, барах, даже в такси иногда, постоянно прошу друзей поставить любимые треки. По мне, у каждого проекта должен быть свой киноязык и плейлист, оригинальный и без повторов. Для «Содержанок», например, я искала музыку, которую сама определяла как «томную». В «Медиаторе» было много композиторских треков Вадима Маевского, разбавленных крутыми, странными русскими треками, очень разными по стилю — от группы «Дайте танк (!)» до Сироткина. Для молодежных проектов нужны другие треки: мы тщательно выискиваем их с коллегами-продюсерами в соцсетях типа «ТикТока», в плейлистах знакомых молодых людей. Для меня музыка — это один из персонажей любого проекта. На первых этапах работы у нас начинается музыкальный скаутинг и кастинг подходящих мелодий.

Это так важно, потому что с помощью музыки можно создать настроение фильма, даже поменять смысл сцены. Можно на контрапункте драматическую сцену превратить в фарс, а неприятные эмоции увести в лирические. Музыка и создает эту магию кино.

В обычной жизни я слушаю все подряд: и дип-хаус, и советскую эстраду, грешу хитами 1990-х. Там, кстати, есть совершенно удивительные и по смыслу, и по мелодике произведения. Если их осовременить, то они потрясающе звучат. Так получилось и с каверами в «Содержанках»: «Позови меня с собой», «Как на войне» зазвучали совсем по-новому в контексте сериала. А песня группы «Мумий Тролль» про город, в котором «пропадают такие девчонки», в контексте сериала про маньяка «Хороший человек» приобрела совсем другой смысл. Мне нравится хулиганство.

Для меня работа — это стиль жизни. Я вообще не разделяю жизнь на личное и профессиональное, для меня мои сериалы — это и есть личное. Поэтому я тащу в свои проекты все любимое и красивое: музыку, одежду, режиссеров, артистов. 


Ɔ. Давай тогда завершим наш материал твоим плейлистом?

А давай!

 

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх