Сноб

18 подписчиков

Свежие комментарии

  • Россиянин
    Объявили конкурс идиотов?Мне нужна она. Ри...
  • Николай Николаевич
    Чего сказать-то хотел?Яхина, Манижа, Яр...
  • АНГЕЛ АНГЕЛ
    Уто собрался голодать за навального присылайте мне денюжку я за ваше и его здоровье буду кушать....«Голодовка — это ...

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима

Вчера в концертном зале «Зарядье» состоялась 27-я церемония награждения Российской национальной премии «Золотая Маска». Несмотря на все сложности прошедшего года и продолжающуюся пандемию, российский театр продемонстрировал феноменальную способность к выживанию. Об итогах награждения и о самой церемонии рассказывает главный редактор проекта «Сноб» Сергей Николаевич

Она рисковая, она безбашенная, дикая. У нее проблемы со вкусом. Она нагло выламывается из всех правил и предписаний. Чувство меры — это не про нее. Ее много, и она привыкла занимать много пространства. Но, когда она на сцене, смотреть хочется только на нее. Я о Варваре Шмыковой, главной героине вчерашней церемонии вручения «Золотой Маски». Но и в каком-то смысле о самой «Маске» тоже. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Варвара Шмыкова Фото: Владимир Яроцкий

После карантинного заточения и героических сражений с гулкой пустотой зрительных залов главная театральная премия вернулась к обычному раскладу: актеры на сцене, зрители в креслах. Ну да, еще в шахматной рассадке, да, еще в масках, которые норовят сползти с носа. Да, без обязательного фуршета и даже звона бокалов в честь победителей. Но вчера мы все убедились, что наш Театр жив.

И символом этой непобедимой театральной витальности стала самая противная и самая неотразимая из всех чеховских героинь — Наташа из «Трех сестер» — в раскованном исполнении Варвары Шмыковой. Во время церемонии ей кротко противостояли три девушки в белом, три сестры Прозоровы в исполнении Светланы Мамрешевой, Александры Урсуляк и Анастасии Лебедевой. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Фото: Владимир Яроцкий

С самого начала, по замыслу авторов церемонии, режиссеров (пардон, не получается у меня пока писать «режиссерок»!) Жени Беркович и Нины Чусовой, был задан конфликт нового постдраматического театра в лице Наташи и старого, «нормального» театра, о котором тоскуют сестры. Новый театр прет так, что его не остановишь, но ему стоически сопротивляются три хрупких женщины в длинных платьях, сидящие за чайным столиком. Из этого противостояния и возникла главная тема не только самой церемонии, но и всей «Маски».  

«Жизнь духа» со всеми своими нафталиновыми «петельками и крючочками» — или «весь этот джаз», норовящий оглушить своими микрофонами, железом и медью. По счастью, за спиной у сестер весь вечер играл оркестр Golden Horn. Облаченные  в белоснежные парадные морские кители и фуражки, музыканты приветствовали победителей ироничным попурри из «Хэлло, Долли!» и других шлягеров на все времена. И даже пришпиленный пресловутым зеленым поясом к своей Наташе Андрей Прозоров (Илья Мовчан) тянул на своей скрипочке какую-то подневольную мелодию, которая придавала эскападам его неуемной жены элегическую тональность всепрощения и принятия неизбежного. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Фото: Владимир Яроцкий

На самом деле эта «Маска» была не столько про борьбу и конфликты, сколько про любовь и дружбу. В зале «Зарядья» сидели люди, настроенные радоваться и ликовать во что бы то ни стало. То ли пандемия заставила нас больше ценить то, что имеем, то ли весна так подействовала, но не было в этот вечер недовольных и раздраженных лиц. По крайней мере, я совсем не почувствовал той сердитой спеси, которая обычно переполняет партер во время любой подобной церемонии. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Режиссер Екатеринбургской Оперетты Дмитрий Белов Фото: Владимир Яроцкий

«Золотая Маска» как обещание прекрасной жизни, которая вот-вот должна наступить. Как попытка собрать в один круг всех, дальних и ближних, безвестных и медийных, столичных и региональных. Когда на сцену вышел режиссер Екатеринбургской оперетты Дмитрий Белов и сказал, что для показа их «Сильвы» пришлось привезти 140 человек творческой и постановочной части, зал, конечно, внутренне замер. Поднять такую махину сегодня под силу только «Маске». Не говоря уже о многочисленных международных и региональных программах, таких как Russian Case, экспериментальная «Маска Плюс», образовательный интенсив для театральных специалистов из малых и небольших городов России, показ лучших спектаклей-лауреатов онлайн и многое другое. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Фото: Владимир Яроцкий
«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Директор фестиваля Мария Ревякина Фото: Владимир Яроцкий

Но самое главное, о чем сказала генеральный директор фестиваля Мария Ревякина: российским театрам удалось выжить. Тот самый Театр-Дом, который столько лет все мы дружно кляли, предрекая его скорую гибель и демонтаж, не рухнул, выстоял, продемонстрировав фантастическую приспособляемость к самым безрадостным обстоятельствам. То же самое подтвердила и министр культуры РФ Ольга Любимова, хотя и с оговорками, что режим придется еще неопределенно долгое время соблюдать. 

— Вы масочку-то все-таки наденьте, Алексей Вадимович, — заботливо попросила она сидевшего в партере легендарного шекспироведа и старейшего нашего театрального критика Бартошевича. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Министр культуры РФ Ольга Любимова Фото: Владимир Яроцкий

Все были в этот вечер как-то по-родственному дружелюбны и нежны друг к другу. Запомнился мимолетный поцелуй, которым обменялись две балетные примы, соперницы в номинации «Женская роль в балете/современном танце» Оксана Кардаш и Ольга Смирнова. Победила солистка балетной труппы театра Станиславского и Немировича-Данченко, получившая «Золотую Маску» за свою искрометную Китри. Но и звезда Большого Ольга Смирнова не осталась без приза. «Жизель» с ее участием в постановке Алексея Ратманского признана лучшим спектаклем в балете. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Оксана Кардаш Фото: Владимир Яроцкий
«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Фото: Владимир Яроцкий
«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Директор Большого театра Владимир Урин и его жена руководитель спецпроектов Большого Ирина Черномурова Фото: Владимир Яроцкий

Вообще, Большой театр на этой церемонии стал безусловным рекордсменом, собрав все возможные призы и за «Жизель», и за «Садко», и за «Дидону и Энея». Директор Владимир Урин и его жена, руководитель спецпроектов Большого Ирина Черномурова вполне могли бы на какое-то время обосноваться за столиком вместе с сестрами Прозоровыми, чтобы не ходить туда-сюда, а получить уже все «Маски» сразу. Но нет, регламент не позволял. К тому же в «Зарядье», по счастью, был кое-кто из самих лауреатов. Например, весь затянутый в черную кожу и ставший похожим на брутального рэпера Дмитрий Черняков, режиссер-поставщик эпохального «Садко». Достался главный приз и исполнителю заглавной партии баритону Нажмиддину Мавлянову. Но мне почему-то больше всего запомнились слова концертмейстера оркестра Александра Калашкова, получавшего «Маску» за дирижера «Дидоны», англичанина Кристофера Мулдса. Он тактично, но очень определенно напомнил, что все-таки главным действующим лицом в опере является музыка, а ее проводником, толкователем и вершителем — дирижер. 

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Режиссер-поставщик  «Садко» Дмитрий Черняков Фото: Владимир Яроцкий
«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Фото: Владимир Яроцкий
«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Композитор Дмитрий Курляндский Фото: Владимир Яроцкий

Сюрпризом церемонии стало присуждение «Маски» композитору Дмитрию Курляндскому за оперу «Октавия. Трепанация» в Электротеатре Станиславский. Как не без некоторого кокетства посетовал новоиспеченный лауреат, теперь из «непризнанных» и «отверженных» он переходит в категорию «мэтров», а это для такого упрямого авангардиста всегда чревато. Тем не менее «процесс пошел», и вряд ли кто-то из нынешних фаворитов «Маски» его сможет избежать. Авангард, на наших глазах становящийся мейнстримом, — один из самых распространенных театральных сюжетов. Тем не менее выбор жюри драматического театра под председательством театрального критика Алены Карась был сделан в пользу спектаклей резких, страстных, временами мучительных и сложных для зрительского восприятия, подчеркнуто не стремящихся нравиться большинству. Но именно эти спектакли определяют сегодня лицо нынешнего театра. Отметим, что идут они не где-то на обочине или по подвалам, а на самых главных сценах страны. Как, скажем, мрачный и бесконечно долгий «Пер Гюнт» в Театре имени Вахтангова, за который Юрий Бутусов получил «Маску» как лучший режиссер. Или ослепительно-роскошный «Пиноккио» Бориса Юхананова в Электротеатре Станиславский, признанный лучшим спектаклем малой формы. Хотя Борис вышел на сцену только один раз, но редкая номинация обходилась без упоминания Электротеатра, который все очевиднее становится одним из главных мест силы театральной Москвы.

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Режиссер Борис Юхананов Фото: Владимир Яроцкий

Не знаю почему, но на этот раз как-то не получилось традиционной интриги всех церемоний «Маски» — соперничества между Москвой и Петербургом. Кто заберет больше призов? Театры Северной столицы оказались задвинуты по всем номинациям. И только петербургские куклы были вне конкуренции. Все говорят, что «Девочка со спичками» театра Karlsson Haus — абсолютный шедевр. Работу трех исполнителей, которые отвечали за марионетку главной героини, признали лучшей в театре кукол. А победителем в драме была признана «Сказка про последнего ангела» московского Театра Наций. То, что ее постановщиком является главный режиссер БДТ Андрей Могучий, конечно, можно при желании расценить и как своего рода оммаж театральному Петербургу, а можно и как наглядную демонстрацию правильности установки сестер Прозоровых: «В Москву, в Москву».

«Золотая Маска». Еще жива, еще любима
Фото: Владимир Яроцкий

В финале они наконец все воссоединятся, чтобы произнести-пропеть своими хрустальными голосами чеховские строки о том, что музыка играет так весело и так хочется жить. Наташа тоже облачится в белое платье, став практически неотличимой от своих родственниц. Только зеленый пояс напомнит о ее былых безумствах. Ирина (Светлана Мамрешева) споет что-то прекрасное, печальное и барочное. А чтобы чуть-чуть снизить пафос и грусть, Наташа напоследок пообещает в следующий раз непременно устроить крутой банкет, как и полагается в настоящем театре после премьеры.

Вам может быть интересно:

Больше текстов о культуре и обществе — в нашем телеграм-канале . Присоединяйтесь

 

Ссылка на первоисточник
Иван Ургант поделился фото поцелуя с женой Натальей на каникулах в США

Картина дня

наверх