Сноб

21 подписчик

Свежие комментарии

  • Вячеслав Пронин
    Так часто бывает -США нагадят,а кричат "держи вора!" НЕ исключаю факта переложения своей ответственности в этом вопро...Неопровержимое до...
  • Роман Романов
    Молодец Лукашенко - так и надо с врагами белорусского государства. Надо же так в Гейропе "табаки" возбудились...уж ...«Сумасшедшие дикт...
  • Ed Red
    Это ж до какой степени нужно быть убогим, что бы такой либершизодный отстой как Николай Сванидзе стал икспердом по во...Прокремлевское «З...

Читающий ребенок. Заветная мечта или скрытая угроза?

Читающий ребенок. Заветная мечта или скрытая угроза?

Недавно мы с сыном увидели у кого-то на полке книжку. Она называлась «Девочка и Жирафа» и рассказывала о…

Читающий ребенок. Заветная мечта или скрытая угроза?

Недавно мы с сыном увидели у кого-то на полке книжку. Она называлась «Девочка и Жирафа» и рассказывала о приключениях маленькой девочки, живущей неподалеку от Московского Зоопарка. Мой сын с детства думает, что Зоопарк – это его второй дом, и я естественно решила, что эта книжка нам просто необходима. Очень скоро выяснилось, что купить ее в столице невозможно ни новую, ни в потрепанном виде на известных мне книжных развалах. И вот во время прогулки в тенистом дворе дома в моем упрямом мозгу вдруг ярко вспыхнуло слово «Библиотека».

Спустя час я гордо выводила из современного, светлого и красивого помещения с большими окнами юного обладателя Читательского билета городских библиотек Москвы. Быстро перекусив, мы с сыном сняли с вешалки вместительную эко-сумку и отправились в детско-юношеский абонемент за вожделенной Жирафой.

Нас встретила милейшая девушка с тургеневской косой и книгой в руках. И через полторы минуты она уже протягивала сыну новейший экземпляр «Девочки и Жирафы». А потом случилось непонятное…

Девушка вдруг нахмурилась, глядя в плоский экран властителя-монитора, поджала губы под маской и тусклыми заученными словами начала привычно извиняться.

Выяснилось, что книги в современной библиотеке подлежат обязательной возрастной маркировке и, если возраст читателя не соответствует заявленной компьютером категории, то выдать ребенку книгу библиотекарь права не имеет. Моему сыну четыре года. На «Девочке и Жирафе» стоял приговор 6+.

Мои брови взлетели вверх, заложив ненужную морщинку над пробежавшими за жизнь миллионы книжных строк глазами. И слишком долго подбирая правильные слова для рвущегося с губ вопроса, я смогла, в итоге, вымолвить лишь одно: «Как?»

Оказалось, что бровям не суждено было опуститься вплоть до самого выхода из дверей библиотеки. Юная хранительница книг поведала мне тут же, как часто дети плачут горячими прозрачными слезами в этих стенах, насколько больно смотреть, как наполняются обидой и непониманием их горящие страстные сердца. Как трудно знать, что ничем не можешь помочь подростку, пришедшему за «Войной и Миром», который не успел повзрослеть до нужной отметки в 16 лет, хотя и успел получить соответствующее задание от учительницы литературы по государственной школьной программе. Как разрывается сердце, когда вынуждена отказывать одиннадцатилетней девочке, пришедшей неслучайно в библиотеку вместо торгового центра, выбиравшей долго и тщательно ту единственную книгу на полке, но не прошедшей чей-то обезличенный, бездушный возрастной ценз.

И я задумалась, что, на самом-то деле, эти циферки в кружочках уже не первый год интегрированы в нашу действительность. Они проскальзывают мельком в рекламных роликах, которые кстати ни YouTube, ни владельцы интернет-кинотеатров не удосуживаются подбирать в соответствии с возрастом смотрящего условное «Простоквашино». Ими дотошно помечают фильмы в кинопрокате, правда при покупке билетов на сеанс никто свидетельство о рождении почему-то показать не просит. Да и книги в магазинах города продают удивительным образом, не заглядывая в искомый кружочек.

И вот нашлось наконец одно единственное место, где эти ограничения заработали всерьез. Библиотека. Место, которое в России по статистике последних лет посещает около 7% населения. Место, куда какие-то ископаемые девочки и мальчики удивительным образом, и к моему искреннему восхищению, еще доходят своими ногами по собственному, не родительскому веленью. Именно здесь, в этом позабытом людьми уникальном книжном пространстве заработали наконец эти фригидные равнодушные цифры с их то ли плюсиками, то ли крестами на конце.

Я так отчетливо вижу этот момент, когда в бездонных глазах прекрасного искателя и познавателя, наплевавшего от души на модные тик-токовские веяния, библиотека превращается из Волшебных Чертогов Разума в Королевство Кривых Зеркал, где правят при помощи цифр злые, обрюзгшие и очерствевшие Анидаг и Абаж. Ведь не могут же они позволить, чтобы подросток в семнадцать невинных лет прочитал «Олесю», «Волхва» или «Любовника Леди Чаттерлей». А может даже «1984» или «Мы». Как можно допустить такое в наш–то век невинного высоконравственного кино, пуританских сериалов и старых добрых компьютерных бродилок с выпрыгивающими на голову мухоморами.

И это совсем ведь не новость 21-го века, когда откровенные или неугодные книги пытаются сокрыть от глаз «неокрепших» умов. Как не новость и то, что табуирование и насильственный запрет на развитие чувств и воображения не срабатывали нигде и никогда в истории человечества. А если нечаянно и срабатывали, то приводили к таким искривлениям в психике людей, которые накладывали тяжелый отпечаток на всю их последующую взрослую жизнь. А жизнь и правда, меж тем, побеждали, потому как дети всех возрастов стократ чувствительнее всех прочих ко лжи и лицемерию. Они еще, возможно, не всегда умеют сформулировать и отстоять свою бунтарскую праведную позицию, но всем существом тянутся к истине, изобретательно и ловко находя несчетные пути к ней.

А в библиотеках тем временем всегда найдется старенький потрепанный томик Льва Николаевича, который не сумели или забыли отмаркировать, который терпеливо и с благодарностью ждет своего читателя, любого возраста и пола.

А Девочка и ее Жирафа все же ушли с нами домой в тот вечер. Хоть и по моему взрослому, не ограниченному ничьей «доброй волей» абонементу. Пока.

 

«Любите книгу, она облегчает вам жизнь, дружески поможет разобраться в пёстрой и бурной путанице мыслей, чувств, событий, она научит вас уважать человека и самих себя, она окрыляет ум и сердце чувством любви к миру, к человечеству». М. Горький

 

 

На фото рука Гарри Поттера в Запретной Секции Библиотеки Хогвартса (Кадр из к/ф "Гарри Поттер и Философский камень" 2001 года).

Больше разрешенных всем возрастам строк в моем

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх