Сноб

21 подписчик

Свежие комментарии

  • Вячеслав Пронин
    Так часто бывает -США нагадят,а кричат "держи вора!" НЕ исключаю факта переложения своей ответственности в этом вопро...Неопровержимое до...
  • Роман Романов
    Молодец Лукашенко - так и надо с врагами белорусского государства. Надо же так в Гейропе "табаки" возбудились...уж ...«Сумасшедшие дикт...
  • Ed Red
    Это ж до какой степени нужно быть убогим, что бы такой либершизодный отстой как Николай Сванидзе стал икспердом по во...Прокремлевское «З...

Люди и провода. О чем рассказывает выставка в ММОМА

Люди и провода. О чем рассказывает выставка в ММОМА

В конце апреля в ММОМА открылась выставка экспериментального искусства EMA EXPO 2021 — совместный кураторский проект генерального продюсера музыкального издательства Kotä Глеба Глонти и независимого куратора и художника Питера Кирна. Лейтмотивом проекта стала идея сверхтекучести — состояния перманентной трансформации искусства и человека под влиянием технологий

Люди и провода. О чем рассказывает выставка в ММОМА
Фото: Владимир Яроцкий

«В центре внимания выставки — соединение современного человека и технологий в моменте, которое художники переосмысливают в своих работах. Непредсказуемость процессов, постоянно меняющиеся формы ощущения себя и восприятия времени сливаются в так называемую сверхтекучесть: подвижную, неоднородную, не замкнутую на самой себе», — говорится в описании выставки на сайте музея. На самом деле все гораздо сложнее. Если раньше от мультимедийного искусства ждали вау-эффекта — ярких визуальных образов, преображения визуальных и пространственных объектов, интерактивных взаимодействий (возможность «потрогать» арт-объект, казалось, делала искусство близким и понятным), то сегодня технологическое новаторство перестало быть целью, превратившись в средство искусства, как краски или глина.

Вопрос уникальности художественного образа возник примерно 150 лет назад, с появлением фотографии, которая могла гарантировать такую достоверность образа, которой невозможно было достичь в живописи.

И вместо того, чтобы состязаться с ней, художники сосредоточили свое внимание на том, что фотографии на тот момент было неподвластно, — на световоздушных атмосферных эффектах, а позже стали использовать достижения технологического прогресса для достижения своих целей. Так появились саунд-арт и цифровое искусство, которые прошли путь от смелых экспериментов в середине XX века до культовых и весьма коммерчески успешных арт-объектов XXI. И сегодня, когда технологии в чистом виде уже не вызывают такого ажиотажа, художники стали использовать их как материал.

С помощью технологий современные художники рассказывают о социальных процессах, объясняет куратор Глеб Глонти: «Технологии — то, что нас объединяет, то, что позволяет говорить на одном языке в то время, когда мир так разобщен. Весь мир опутан соединяющими нас проводами».

Провода — основа всей выставки. Они «прорастают» сквозь этажи и объекты, как буйная растительность. И это хорошо рифмуется с первой инсталляцией экспозиции — исследовательским проектом Бориса Шершенкова «Электрофлора», рассматривающим появление и развитие ранних форм технобиологической жизни. Художник использует образцы «дикой городской электрофлоры» Санкт-Петербурга, найденные в парадных и квартирах старых домов. Он относится к ним так, как археолог отнесся бы к обнаруженным останкам динозавра: пытается понять, что мог соединять тот или иной провод, не имея возможности увидеть всю сеть (или скелет) целиком. Возможно, через несколько тысяч лет по таким объектам потомки будут изучать нашу технологическую культуру с толстыми неказистыми проводами и громоздкими выключателями. 

Другой «биотехнологический» арт-объект экспозиции — экспозиция «Сыр с личинками» Сергея Костырко. Проект представляет собой исследование биосистемы личинок, хаотичное поведение которых анализируется с помощью компьютерного зрения, а полученные данные преобразуются в звук. Эта работа — отсылка к принципу роевого интеллекта, который насекомые используют для поиска оптимального решения задачи и который положен в основу развития определенных типов нейросетей. То есть если первая работа рассматривает технологический мир как биосистему, то работа Костырко, напротив, взгляд на биосистему с точки зрения технологий. 

Социальной критике технологий посвящены две представленные на выставке работы — «Неидеальные симуляции» Анны Титовец и Alexiety международной группы художников из Лондона и Цюриха Mediengruppe Bitnik. 

«Неидеальные симуляции» — аудиовизуальное исследование проблемы интерпретации снов. Люди с древних времен пытаются понять, что такое сновидения: древние китайские и индийские сонники и гороскопы — яркое тому доказательство. Сегодня для достижения этой цели применяются сложнейшие технологии. По современным представлениям основное назначение сна у млекопитающих — восстановление так называемого «синаптического гомеостаза»: ненужные связи между нейронами, образующиеся при запоминании информации в течение дня, уничтожаются, а те немногие, что кодируют действительно важную информацию, напротив, укрепляются. Однако, какую роль в этом процессе обработки информации играют сны, ученые пока точно не знают. Согласно теории Антти Ревонсуо, сны — это моделирование угроз, с которыми может столкнуться человек, и цель сновидений — «натренировать» мозг к появлению таких ситуаций. Однако, чего именно мы боимся, из хаотичных образов, которые мы видим во сне, понять невозможно. Для расшифровки этой информации ученые пытаются применить технологию искусственного интеллекта (таких экспериментов было несколько, один из последних проводился учеными из Университета информационных технологий в Копенгагене). Анна Титовец своей работой критикует технологический подход к изучению снов, напоминая, что мы доверяем их интерпретацию приложениям и сервисам, скачанным из интернета, надеясь, что они помогут нам лучше понять самих себя. 

Отдаваясь во власть технологий, мы теряем волю, считают авторы инсталляции Alexiety, художники из Mediengruppe Bitnik, мы оказались во власти умных голосовых помощников. На выставке они разговаривают друг с другом, отчего у зрителя возникает ощущение тревоги и дискомфорта, потери контроля над происходящим. Alexiety — производное от английского anxiety — тревога, дискомфорт. Инсталляция моделирует состояние технологической сингулярности на примере нескольких умных колонок, которые начинают перекрикивать друг друга, давая друг другу команды, и в конце концов, доводя звук до предела, а ситуацию — до абсурда, перестают друг друга слышать, захлебываясь в истерической какофонии. 

На фоне этого беспокойного технологического настоящего чистая, минималистичная работа швейцарского дуэта Aebersold x Handberg «Местная власть» выглядит посланием в вечность. Изначально инсталляция задумывалась для экспонирования в старинном кабинете секретаря муниципалитета в коммуне Лангенталь (Швейцария). В том контексте она отождествляла местную власть, действия которой отражаются на жизни населения (как свет отражается в воде, а движение воды изменяет отражение света в инсталляции). Однако вырванная из контекста инсталляция не перестает захватывать и подчинять себе окружающее пространство. Кураторам выставки удалось придумать крайне выигрышное архитектурное решение для экспонирования объекта: посетителям выставки он говорит об идее власти вообще. Да/нет, черное/белое, круг/квадрат, свет/тьма, звук/тишина — работа выстроена на соподчинении и на противопоставлении одного другому. Ее минималистичное решение рождает бесчисленные интерпретации и ассоциации — от идей власти в Древнем Риме до власти «черного зеркала» в нашем современном понимании. И это довольно точно описывает концепцию всего кураторского проекта, где фундаментальные элементы природы и цифровые технологии переходят друг в друга, оказываясь на службе у искусства на равных.

Автор: Екатерина Кинякина

Вам может быть интересно:

  •  

Больше текстов о культуре и обществе — в нашем телеграм-канале . Присоединяйтесь

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх