Сноб

35 подписчиков

Свежие комментарии

  • Владимир Алтайцев
    мазню смотреть  нет желания.Экскурсия по выст...
  • Виктор Полуэктов
    Если всё так или вроде того... то Римская Империя просто не могла остаться крепкой. И её обрушение было уже вопросом ...Как и почему убив...
  • Лада Мира
    Страшно  жить в стране где без бумажки ты никто ...Двадцать пять лет...

Забота о чужом ребенке как основа крепкого брачного союза

Забота о чужом ребенке как основа крепкого брачного союза

Может ли наличие ребенка с особенностями у одного из супругов стать тем фактором, который не разрушает, а, напротив, цементирует брак? Оказывается, может, причем даже в отсутствие фактора «родственных душ» и большой любви.

Забота о чужом ребенке как основа крепкого брачного союза
Иллюстрация: Veronchikchik

Позвонила неблизкая, но очень-очень давняя, со времен дворового детства, знакомая.

— Катя, это тебе Зоя звонит. Помнишь меня?

Не сразу, но вспомнила.

— Здравствуй, Зоя. Как поживаешь?

— Я знаю, что ты теперь психолог. Книги пишешь. Помоги мне, пожалуйста, поговори с моим сыном Володей.

Прикинула временны́е промежутки, спросила:

— Зоя, а сколько Володе лет-то?

— Тридцать один, — и тут же быстро, явно торопясь сказать, пока я не произнесла слов отказа: — Я знаю, что ты с детьми, но пожалуйста, пожалуйста, это ради меня, поговори с ним…

— А что с ним случилось-то? — я в общем-то не собиралась сразу Зое отказывать, зря она нервничала. Но если, допустим, у Володи какая-то зависимость или, не дай бог, психиатрия, тогда это явно не ко мне.

— Понимаешь, я уже на пенсию вышла и мне очень внуков хочется, — понизив голос, доверчиво прошептала Зоя. — А он как-то ну вот совсем ничего. Если бы у нас девочка была, тогда она могла бы и так как-нибудь, сама.

А тут, ну ты понимаешь, надо же кого-то найти, чтобы…

— Зоя, ну ради бога! — рассмеялась я. — Ты что же, полагаешь, что я уговорю взрослого незнакомого мне мужчину жениться и родить тебе внуков, если он сам того не хочет?

— Катенька, да нет же, он же ведь и сам говорит, что вроде бы как и хотел, — опять зачастила Зоя. — Но вот вроде как не понимает он в этом деле чего-то, во всяком случае он так нам говорит.

— А чем твой Володя вообще занимается? Где живет?

— Живет с нами. Работает в IT. Зарплата у него, слава богу, нормальная. Я спрашивала его: может, тебе квартиру купить, съехать от нас, жить самостоятельно? А он: а зачем? Я вам разве мешаю? А чего ему нам мешать? Сидит все время в своей комнате в наушниках у компьютера, ест там же, что есть он, что нет его… Можно он к тебе придет? Согласись, пожалуйста, Катенька, ну вот хоть ради нашей прежней дружбы, вреда-то ведь от того точно не будет.

— Вреда точно не будет, — вздохнула я.  

«Но и пользы, скорее всего, тоже», — пробормотала себе под нос, уже повесив трубку.

***

Сына Зои я до того видела дважды: в первый раз крупным пухлым младенцем, потом — длинным и сумрачным подростком.

Взрослый Володя оказался не особенно высоким, в очках и с явной склонностью к полноте. Может быть, тот длинный подросток был все-таки не он?

— Володя, вы, наверное, понимаете, что я согласилась на этот разговор исключительно из симпатии к вашей матери, — честно сказала я. — Если и вы согласились на него исключительно по той же причине, то наше с вами взаимодействие будет весьма затруднительным. Впрочем, мы можем попытаться обнаружить какие-нибудь общие интересы и обсудить их в отведенное для вашего визита время. Например, я с детства интересуюсь космическими программами человечества и всегда не против рассмотреть ближайшие перспективы роботизации и развития искусственного интеллекта, что вам вроде как по специальности. А что увлекает вас?

— Нет, — спокойно возразил Володя. — Я согласился не только из уважения к маме. Я и сам давно хотел с кем-нибудь поговорить.

— Ну и отлично, — успокоилась и я тоже. — А о чем будем говорить?

— Чтобы не обманывать маминых ожиданий, об интересующей ее теме, разумеется, — усмехнулся мужчина. — О том, почему я до сих пор не женился на какой-нибудь женщине.

— Замечательно, — обрадовалась я. Мне всегда нравилась конкретика. — И почему же вы до сих пор не женились?

Володя обаятельно и даже чуть задорно улыбнулся. На мгновение мне показалось, что сейчас он скажет что-нибудь вроде: а потому что я гей, транссексуал, асексуал или еще что-нибудь такое модное.

— А потому что я не понимаю современной сути проекта, — сказал Володя в реальности. 

— Поясните. Что именно вы не понимаете? Где сейчас знакомятся? Как выбирать? Или чего-то еще?

— Нет-нет, где и как сейчас знакомятся, я понимаю прекрасно. Но ведь надо еще понимать, что именно ты хочешь при этом обрести или отдать, правильно?

— Безусловно так! — энергично кивнула я. Мне очень понравилось, что Володя вспомнил и вслух сказал про «отдать».

— Тогда давайте посмотрим варианты. Мимолетные связи на одну или несколько ночей рассматривать не будем, потому что они не про то, что нас интересует, так? Будем рассматривать более-менее длительный союз мужчины и женщины, в пределе «жили они долго и счастливо и умерли в один день», хотя такое сейчас, конечно, уже редко встречается. Но все равно — длительный, общественно и документально закрепленный союз двух людей. В разные времена и в разных сословиях у таких парных проектов были совершенно понятные и четко проговариваемые вслух цели. Начинается, вероятно, с оседлого земледелия — у первобытных и кочевников, как правило, другая структура семьи. Значит, у крестьян — совместное ведение сложного и очень трудозатратного хозяйства. Четкое разделение труда на мужской и женский. Совместный уход за детьми и одновременно их воспитание и обучение всему тому, что должен знать взрослый крестьянин. Все это внутри семьи. Очень сложный и ответственный на самом деле проект. Тогда же у каких-нибудь королей брачный союз принца и принцессы — это проект по приращению земель, власти, влияния, союзов для государства, иногда избегание какой-нибудь внешней угрозы.

Если взять что-то промежуточное — купец, или мещанин, или дворянин, — тогда при выдаче дочери замуж или женитьбе сына целью может быть повышение социального статуса для детей пары, или деньги для проигравшегося или обедневшего знатного отпрыска, или, что чаще всего, просто нужна хозяйка (хозяин) для ведения дел в доме, в усадьбе, в лавке, на заводе и так далее. Понятный совершенно деловой проект, и суть соглашения между всеми участниками тоже всем понятна. Может, конечно, получиться или не получиться — но это уже следующий вопрос.

Во всех этих вещах были ли эмоции? Любовь, дружба, привязанность, уважение, ненависть, презрение… Конечно, были. Но они, как правило, полноценно образовывались уже внутри проекта, в процессе его функционирования. Первичны были все-таки цели. Если у людей хорошее крепкое хозяйство, достаток во всем, хорошие здоровые коровы, вежливые, трудолюбивые и здоровые дети, чистый и приветливый дом, то все вокруг, да в общем-то и они сами, признают проект удачным. Так было.

Потом, сравнительно недавно, возникла тема, что надо искать любовь. И строить проект на ней. Там, где есть любовь, все получится. Где нет любви, ничего не выйдет. Статистика не подтверждает, но бог с ней, со статистикой. Главное — эволюция.

Потом дальше, после окончания сексуальной революции, все это развивалось в сторону «родства душ» и «общих интересов» — мне кажется, что это все-таки две разные вещи. Вы согласны?

Я призналась, что как-то специально не думала об этом, и Володя продолжил рассуждать. Мне его рассуждения казались не новаторскими, но вполне занимательными, и я слушала с интересом.

— Теперь получалось, что я уже должен искать не адекватного партнера по совместному ведению бизнеса, политических интриг или фермерского хозяйства, и даже уже не страстную любовь, от которой замирает сердце, а некую «родственную душу», и именно с ней на протяжении многих лет спать в одной постели, делить ванную и воспитывать общих детей. Хотя мне всегда казалось, что «родственность души» и «общие интересы» — это, скорее, характеристики дружбы. А даже самая крепкая дружба ну вот совершенно не предполагает совместного проживания и оформления в магистрате.

И вот тут-то у меня, пожалуй, и образовался затык. Зачем мне общая ванная с «родственной душой», если даже мне вдруг посчастливится ее встретить? И зачем она ей? Я отлично понимаю, что если бы я жил в XVIII веке, я уже давно был бы женат и видел это свое состояние единственно естественным. Но что является основным смысловым содержанием этого древнего проекта сегодня? Воспитание детей? Мы все знаем, что это не так. Детей легко и вполне успешно воспитывают и матери, и отцы-одиночки, или мать с бабушкой, да и обучение их сегодня происходит скорее снаружи, чем внутри семьи. А уж с появлением интернета… Что вы скажете?

Я взяла тайм-аут на обдумывание ответа. Володя ждал легко и спокойно.

— Полагаю, что сегодня достаточно уникальная ситуация в этом аспекте, — сказала я наконец. — Общество, каста, социальный слой жителю большого города не диктует уже почти ничего. Он волен сам выбирать и строить наполнение своего проекта. Или даже присоединяться партнером к уже существующему. Одна моя знакомая вышла замуж и уехала за город к мужу — фермеру и охотнику. Теперь они вместе разводят породистых баранов и каких-то охотничьих собак. У них — общие интересы и общее дело сразу. А вот общих детей нет, у обоих дети появились в проектах «по любви» в ранней юности и уже выросли. Причем и у того, и у другой дети росли фактически без отцов. Кроме всего прочего, вы, Володя, почему-то не упомянули о популярном нынче проекте «живи один или с кошкой/собакой — они тебя всегда поймут и никогда не осудят».

— Да, не упомянул, — кивнул мой собеседник. — Наверное потому, что я-то не хочу жить совсем один, даже если с кошкой и собакой сразу. Мне нужно, чтоб за стенкой был человек, люди. Я потому и от родителей не уезжаю.

— Значит, думайте о совместном проекте, который вам будет комфортен. Опишите его как можно подробней и предложите миру. Может быть, кто-нибудь откликнется.

— Спасибо, я понял, попробую. Можно к вам еще зайти, обсудить его, может подкорректировать?

— Да, конечно, — кивнула я. Как я уже упоминала, мне нравятся люди, склонные к конкретике.

***

— Я старался быть максимально честным, но у меня получилось странное, — Володя покаянно опустил голову, снял очки и протер их платком. — Я хочу жениться на женщине с ребенком, мальчиком или девочкой — это все равно, и возраст тоже, но чтобы он изначально был не мой, и ответственность как бы не моя, но чтобы я мог на нем потренироваться и повыстраивать с ним отношения, а если у меня получится, тогда с ней же и совместного ребенка тоже завести. А если у меня с этим чужим ребенком ничего не выйдет, тогда и ладно, значит, не судьба. Но самое странное в моем проекте, пожалуй, вышло вот что: я хочу, чтобы если у меня вдруг получится с ним, с ребенком-то, но не получится с его матерью, и мы с ней расстанемся, то я хотел бы потом с этим ребенком общаться дальше и принимать участие, потому что иначе — это просто подлость по отношению к нему. И что ж мне теперь — в брачном контракте это прописать? Но на такое ведь заранее никто не согласится, правда? Подумают, что я педофил или еще что-нибудь в этом роде? 

— Знаете, Володя, — подумав, сказала я. — Вы честны перед собой, а это, между прочим, дорогого стоит. Полагаю, вам следует написать в своем запросе все как есть, а там уж посмотрим, как мир отреагирует.

***

— Катя, я так расстроена и разочарована, — прохныкала в трубку Зоя. — Не ожидала я такого, когда его к тебе посылала!

— Я же тебе и не обещала, что он со мной поговорит и немедленно побежит жениться, — усмехнулась я.

— Так он женился! И съехал от нас! — всхлипнула приятельница. — И остались мы с мужем одни-одинешеньки!

— Ну а чего ж тебе теперь-то не слава богу? — удивилась я. — Разве ты не этого хотела?

— Конечно, не этого! Он нашел женщину, старше его на три года. Да это бы и ничего, но у нее ребенок!

— И что в том плохого? Вот тебе готовый внук. Или внучка? 

— Да это бы ладно, если бы была девочка хорошенькая или мальчишечка маленький. Я бы с ними в парк гулять ходила, на праздники в детский сад, и подарочки покупала. А у нее-то ребенок — инвалид! Толстый, страшный, весь перекошенный какой-то, говорит так, что ничего не разберешь. Мы с мужем один раз его видали и так напугались… А ухода за ним навалом, и работать она, конечно, почти не успевает, и вот теперь нашего Вовочку припрягла, и он — то туда, то сюда его везет, и все деньги туда, а к нам и на часок заехать нет времени.

— Ну извини, что мы с Володей тебя разочаровали, — я пожала плечами и завершила разговор.

***

— Странный у меня проект получился, — улыбнулся Володя и знакомо протер очки. (Удивительно, но он опять выглядел длинным и стройным, и я вынуждена была признать: тот, запомнившийся мне подросток, был все-таки именно сын Зои.) — К Ксении я, можно сказать, ничего, кроме сочувствия, не испытываю. Может быть, это потому, что она слишком в мою сторону старается — кажется, что у нее даже руки немного от желания угодить трясутся. Это утомляет — все время быть в фокусе чужого внимания.

— Наверное, она все время боится, что вы ее вот-вот бросите? — предположила я.

— Возможно.

— Скажите ей прямо: мне нужно столько-то времени в сутки, когда ты на меня вообще не обращаешь внимания. 

— А она не обидится?

— Сначала, может быть, и обидится, но потом натренируется и начнет получать удовольствие от возможности хотя бы иногда не быть в напряжении. А что мальчик?

— С мальчиком все замечательно. Из восьми диагнозов мы ему за три года пять уже сняли — я постепенно во все это вник, и оказалось, что в основном Ксюша его просто задергивала и закармливала — едой и лекарствами. Сейчас мы с ним вместе сидим на диете, и он уже пять километров может пробежать. Учится в речевом классе, но в пятый, я надеюсь, пойдем в нормальный уже.

— Отличные результаты! — искренне восхитилась я. — А что про общего ребенка?

— Я думаю. Ксюша боится. Никакого «родства душ» у нас с ней не вышло и явно не выйдет уже никогда. Но общий совместный проект, ее сын Толя — это все признают — на удивление удачный. Что вы скажете?

— Могу сказать одно: отношения никогда не стоят, не могут стоять на месте. Они всегда развиваются — в сторону усложнения и расцвета или в сторону деградации. Толя растет. Ксюша не молодеет. Решать здесь явно вам. Можете продолжать здесь крестьянствовать. Можете бросить Ксюшу, не бросив окончательно Толю (уверена, что это у вас уже оговорено, но тут конечно бог весть, что с ним на практике станет под властью раздавленной утратой Ксюши) и попробовать поискать все-таки где-нибудь «родство душ».

— Да, спасибо, я понял. Буду думать еще.

— А Зоя-то к Толе — как? — спросила я, когда Володя уже стоял на пороге.

— Мама Толю так и не приняла, — вздохнул Володя. — Зато мой папа с ним и мастерит много, и по телефону что-то по часу может обсуждать.

— И на том спасибо.

— Да. Индивидуальный проект — что уж тут скажешь, — грустно улыбнулся Володя и аккуратно закрыл за собой дверь.

А что вы думаете об этом? Обсудить тему и поспорить с автором теперь можно в комментариях к материалу.

Больше текстов о психологии, отношениях, детях и образовании — в нашем телеграм-канале . Присоединяйтесь

 

Ссылка на первоисточник

Картина дня

наверх